0

Мужская мастерская: Русский Север, воплощенный в дубе

Бензопилы и запах масла – мы побывали в мастерской Дениса Милованова, художника, запустившего в России тренд на дубовую кухонную утварь и сумевшего за несколько лет стать российской звездой международных дизайнерских выставок.

Материал о Денисе не мог не появиться на Квартблоге – ведь не так давно мы писали о мастерской FUGA, а именно Денис, с чьего проекта «Ремесло 937» все и началось, был их идейным вдохновителем. Теперь Денис сосредоточился на новом бренде SOHA, перевел производство кухонной утвари в сегмент b2b, но по-прежнему остается верен брутальной эстетике и духу Русского Севера. Об этом и о многом другом мы и поговорили с ним и продюсером проектов Алисой Бурмистровой.

 

Русский Север

Деревом Денис начал заниматься лишь в 2007 году. До этого он, получив художественное образование, 15 лет строил совсем не связанный с искусством бизнес, а когда стало понятно, что нужно возвращаться к творчеству, встал вопрос: где взять идею и свой стиль? Тема пришла почти случайно, когда Денис с друзьями отправились в путешествие в Архангельскую область.

«Русский Север — это серость, ветра, черные избы, маленькие окна, скупые узоры на мебели...»

«Там все монохромно, и нам эта эстетика очень близка», - объясняет Денис, чем очаровал его полуночный край. Эта поездка по заброшенным деревням принесла решение: соединить мрачные образы с авторским видением, в качестве технологии взять популярную на Западе резьбу бензопилой (chainsaw-art), а в качестве материала - дуб.

«У Дениса характер монументальный, вещи он делает монументальные, и дерево использует одно из самых крепких с плотной структурой. Мы отталкиваемся от Дениса, а он — от того, что он лучше «слышит»», - объясняет Алиса. То, что дуб не растет на Севере, их не смущает: речь ведь идет не о реконструкции, а об интерпретации.

 

Чан с кипящим маслом

Мастерская Дениса не так давно переехала в Зеленоград. Одна из причин — отсутствие на новом месте перебоев с электричеством, которое нужно, чтобы круглосуточно подогревать огромные чаны с маслом, в которых доводится до ума вся утварь и мебель.

Выдерживание в горячем масле – традиционная технология, которую Денис придумал применять для своих изделий, – во-первых, помогает выгнать из древесины лишнюю влагу и, пропитывая вещь, делает ее прочнее и долговечнее. Во-вторых, при варке содержащиеся в древесине вещества дают цвет — от светло-коричневого до угольно-черного. Чтобы получить самый темный оттенок, небольшую вещь нужно держать в масле почти неделю!

Левой рукой

В работе с деревом важны не столько руки, сколько чутье и вкус, признается Денис. «Я могу долгое время смотреть на кусок древесины и потом вытянуть из него форму. Или какой-то рез задает тон: увидишь его – и всю линейку придумал. Или тень падает по-особенному, и сразу понимаешь, какой паттерн сделать».

Иногда «случайности», которые ведут к успеху, оказываются фундаментальными и немного курьезными. Так, когда Денис придумал паттерны для «Ремесла» и начинал передавать их мастерам, у них никак не получалось воспроизвести узоры. Оказалось, дело в том, что Денис — левша, а, значит совсем по-другому, чем другие мастера, держит пилу, и узоры, которые создает он, правша просто физически не может повторить.

 

SOHA

В сердце бренда SOHA сейчас – линейка предметов для кухни Kitchen. Это как новые вещи, так и те, что были придуманы еще для бренда «Ремесло 937». Из-за разногласий с прошлой командой после закрытия бренда линейка была выведена в сегмент b2b. Это уже не тиражные доски и миски для частного покупателя, а эксклюзивный продукт профессионального уровня для шеф-поваров.

Конечно, утварь SOHA лучше мыть вручную и от жесткой эксплуатации в ресторане она может немного менять вид, но, по словам Дениса и Алисы, из ресторанов еще ни разу не приходило известий, что что-то испортилось.

«Ты покупаешь синие джинсы, и потом на них становятся видны потертости, которые делают их только лучше. Так и наша посуда: изначально она черная, но если ее мыть, она будет седеть, будут появляться более желтые прожилки. Она живет вместе с жизнью ресторана, не остается такой, какой была изначально».

Впрочем, в мастерской стремятся максимально оптимизировать процесс создания вещей, чтобы они оставались доступны и частным лицам. Так, в отличие от арт-объектов, плошки и подносы делаются не из дорогого массива дуба, а из доски. Это не делает их менее брутальными, но задает ограничения по высоте.

 

(Бес)ценность ручного труда

Шеф-поваров, покупающих посуду SOHA, объединяет не стиль ресторана или другие формальные признаки, а горячее желание подать свое блюдо определённым образом, подчеркнуть вкусовой эффект тактильным, визуальным впечатлением. Такие люди для SOHA – скорее коллеги-художники, чем клиенты.

«Когда шеф-повар готовит, он относится к блюду очень трепетно, в каждое блюдо он вкладывает душу, и мы точно так же относимся к нашим объектам. Когда оба бренда понимают, что мы делаем что-то настоящее, все складывается очень хорошо»

Алиса рассказывает, что вещи SOHA уже есть в одном из магазинов за рубежом, и переговоры идут еще с несколькими. «Для Европы наша ценовая категория абсолютно адекватна, а в России к нам приходят и говорят: мы все понимаем, но давайте как-то подешевле. А подешевле не получается: даже себестоимость вещей довольно высокая. Из-за того, что 70 лет нам говорили, что оптимизация и заводы – это лучшее, что мы имеем, ценность ручного труда в России сильно упала».

 

Denis Milovanov

«SOHA – это «прет-а-порте», а Denis Milovanov – вещи «от кутюр»», - объясняет Алиса. Под последним брендом представлены художественные работы Дениса, его арт-объекты, в частности – мебель. Именно с ними он в прошлом году участвовал в выставке Maison & Objet как единственный российский дизайнер в сегменте в категории Люкс. В этом году на выставке в этом же сегменте будут представлены вещи SOHA.

Арт-объекты, создаваемые Денисом, предназначены для галерей и, конечно, дороги. Дело, не в последнюю очередь дело в особенности сырья.

«Дубы нам привозят с Северного Кавказа. Там очень крутые склоны, постоянно проходят селевые потоки и деревья падают, но их там никто, кроме нас, не берет, потому что очень высока себестоимость».

Цена определяется за каждое бревно и зависит от того, сколько придется тащить его трактором до ближайшей дороги. «Но только там можно найти такие уникальные по размеру дубы. В средней полосе России они, как правило, гнилые внутри», — объясняет Денис.

Вносит вклад в стоимость и вываривание в масле: если досочкам достаточно пролежать в нем пар дней, то креслу нужно до месяца. Боимся даже представить, какие счета за электричество выставляют мастерской!

 

Глина и соль

Помимо дерева Денис и команда работают с керамикой. Впрочем, и здесь от своей стилистики не отступают. Близкого по духу мастера, признается Алиса, пришлось поискать: на всю Москву брутальных керамистов оказалось двое-трое. В итоге в команду вошел Павел Жеравлев.

Суздальская красная глина, дровяной обжиг. Павел не признает электричества и работает на ножном гончарном круге, но главное – он сумел воспроизвести традиционную технологию дровяного обжига, и не в электрическое печи с опилками, а среди настоящих дров, в земляной печи. Так что брутальные и уникальные узоры создает сам огонь. И еще – соль, которую бросают в печь.

Правда, в рестораны посуду пока не отдают: нужно довести до ума технологию, которая сделает ее наверняка пригодной для профессионального использования, ведь от глазури мастера решили отказаться. Пока же покрытые пчелиным воском чашки успешно проходят испытания в домашних условиях – на кухне у Алисы.

 

Планы: медь, мебель и окупаемость

Об окупаемости бренда Denis Milovanov пока речи не идет, - признается Алиса, но SOHA, по ее словам, уже вышла на покрытие базовых нужд. Вскоре, надеются в мастерской, появится возможность оплачивать и помещение (которое пока предоставляется им бесплатно), а там и настоящая прибыль. Тем более, что бренд планирует развиваться и открывать новые направления.

В ближайших планах у команды – запуск линейки мебели, а значит – расширение штата. «Сейчас над продвижением брендов работаем мы вдвоем с Аней Вавиловой. Но мастера, которые с нами работали, ушли в FUGA вместе с тем, чему они научились у Дениса. Это грустная история», — рассказывает Алиса. Впрочем, уже полгода в мастерской работает еще один мастер – Максим. Девушек, как говорит Денис, в мастера он не брал и не планирует: таскать огромные доски, управляться с многокилограммовыми бензопилами и вытаскивать вещи голыми руками из почти кипящего масла – занятия, требующие недюжинной силы.

Денис говорит, что не планирует зацикливаться на изделиях из дуба – признается, что он не из тех, кто всю жизнь работает с одним материалом. Так что мы можем ждать совсем новых и наверняка очень красивых и брутальных вещей. Тем более, что уже известно: следующим материалом для плошек и подносов станет медь. Какой характер и какую роль обретет красный металл в истории о Севере? Надеемся, что узнаем совсем скоро!

 


Фото: Дарья Мышленникова

Создайте в своем профиле на Квартблоге альбом с фотографиями своего дома или квартиры и отправьте нам ссылку на этот альбом, чтобы мы смогли по достоинству оценить результат ваших усилий.


Способ №2: написать ведущей рубрики Елене.