Img 8021

Попытка комнаты

«Я запомнила три стены, за четвертую не ручаюсь»: автор «Квартблога» сходила в дом-музей Марины Цветаевой и постаралась понять, как личность поэта отразилась в интерьерах квартиры в Борисоглебском переулке. <!--more-->

Рассказать об интерьерах Марины Цветаевой – сложная, почти невыполнимая задача. С одной стороны, об этом уже много раз рассказано: исследователями в монографиях, экскурсоводами в мемориальных квартирах, современниками в воспоминаниях. С другой – все в обстановке квартиры начала XX века для нас непривычно, а потому неподготовленному зрителю трудно определить, где типичные для того времени предметы, а где уникальные детали, которые можно было увидеть только в квартире поэта. Это тем сложнее, что от оригинальной обстановки осталось совсем немного: в революционные годы Марине приходилось топить печь мебелью; позже, квартиру переделали в коммуналку, сбив лепнину, поменяв дубовые двери и застелив пол простыми досками. Сам дом несколько раз собирались сносить, но, к счастью, у советской власти не дошли руки, а после перестройки там открылся дом-музей.

Этот купеческий доходный дом, рассчитанный на четыре квартиры, был построен в 1862 году. Во второй половине XIX века дворяне еще жили в собственных особняках: так, родители Цветаевой, поженившиеся в 1891 году, имели собственный дом в Трехпрудном переулке. Но уже в начале XX века дворянская жизнь стала скромнее: в 1914 году Марина со своим мужем Сергеем Эфроном сняла квартиру в доходном доме в Борисоглебском переулке.

Разглядывая комнаты этой квартиры, я старалась ответить на вопрос: чем была необычна квартира молодых супругов? Могли ли вы, оказавшись в гостиной, сразу понять, что здесь живут не простые купцы и не обедневшие дворяне, а молодая женщина-поэт и молодой литератор?

Вот, например, гостиная. Здесь почти нет вещей, к которым прикасалась Цветаева: мебель в стиле ампир, до Революции украшавшая эту небольшую комнатку, ушла на топку печи. Правда, сохранился шкафчик для посуды – горка – с тарелками, с которых, возможно, ела и Марина.

Title

И, конечно, камин сохранил воспоминания о семье Цветаевых-Эфрон. Возможно, его даже топили той самой мебелью в стиле ампир.

Title

Title

Из гостиной попадаешь в проходную музыкальную комнатку с печкой и небольшим сундуком. Не могу не заметить еще раз, что сто лет назад сундуки были самой обычной мебелью; в этой квартире они стояли почти в каждой комнате.

Title

Из маленькой, темной музыкальной одна из дверей ведет в детскую – самую просторную и светлую комнату в доме.

Title

Кажется, в этом зале не меньше сорока квадратных метров площади; три высоких окна, лепнина, светлая мебель, много пространства – все для того, чтобы детям было весело и комфортно. В этой комнате потолки выше, чем где-либо в квартире.

Title

Title

В детской нашлось место и для Марининых вещей: между окнами ютятся зеркало и скромный туалетный столик. Галина Родионова в своих воспоминаниях о Цветаевой в Провансе рассказывает, что в ее комнате «даже постоянного спутника женщины — зеркала, ни большого, ни маленького, не было». Хотя в этой квартире зеркало висело, я не думаю, что Цветаева проводила перед ним много времени: его подернутая дымкой серебряная поверхность дает очень смутное и приблизительное отражение.

Title

А вот еще одна «взрослая» деталь детской. И – внимание! – она много говорит нам о характере поэта. Как мы помним, почти вся мебель квартиры погибла в огне, обогревавшем Цветаеву и ее дочерей. Но книги Марина не тронула.

Title

Если бы из музыкальной комнаты мы не прошли в детскую, а свернули бы в дверь направо, мы оказались бы в комнате Цветаевой. Работники музея воссоздали ее по воспоминаниям современников, поэтому мы можем быть уверены, что она очень похожа на оригинал.

Title

Что бросается в глаза в этой многоугольной комнате? Крайняя аскетичность. Когда молодая пара поселилась в этой квартире, Цветаевой шел двадцать второй год. В 1914 году обычная молодая женщина постаралась бы окружить себя модными безделушками, фарфором и хрусталем, повесить на окна пышные занавески (а здесь, заметим, занавесок нет вообще!). Закуток у письменного стола напоминает кабинет отшельника: стол и стул, лампа, икона, несколько портретов (Наполеон и Жозефина Бонапарт, Сара Бернар). Конечно, сто лет назад здесь лежали письменные принадлежности, бумаги и книги.

Title

Посмотрим еще раз в воспоминания Галины Родионовой: «Она не пыталась создать в этом помещении, где ей предстояло жить, даже видимость «грошового» уюта, здесь не было ничего, что бы говорило о присутствии женщины. <...> На углу стола — керогаз для приготовления несложного обеда. Как безразлично было Марине, что на ней надето, ей было безразлично, что есть».

Такой была Цветаева в эмиграции. Но в России в дореволюционные годы она иногда украшала и себя, и интерьер. Современники вспоминают, что она любила серебряные украшения и яркие шитые золотом подушки. А над изголовьем кровати висел портрет ее мужа.

Title

А вот характерная деталь квартиры номер три в Борисоглебском переулке: шкуры и чучела животных. В этой комнатке лежала шкура волка, должно быть, не раз вдохновлявшая поэта.

Title

Если взбежать на второй этаж квартиры, то в чердачной комнатке обнаружится роскошное чучело орла. В этом светлом и низеньком аттике обитал Сергей Эфрон, а когда он ушел добровольцем на войну, Цветаева оборудовала там себе кабинет.

Title

Друг Цветаевой Павел Антокольский, оказавшийся на этом чердаке в 1918 году, так вспоминает о нем: «С первого взгляда эта тесная мансарда показалась мне чем-то вроде каюты на старом паруснике, ныряющем вне времени, вне географических координат где-то в мировом океане. Хозяйка и ее необычный облик усиливали это впечатление. Несмотря на мебель, так много повидавшую на своем веку в московском особняке, несмотря на окружавший нас густой быт времен военного коммунизма, ощущение каюты было очень явственным, так что над крышей мерещился надутый парус и сквозь воображаемые, плохо задраенные иллюминаторы к нам проникали брызги летящего времени».

Title

Заметим обычную для того времени, но непривычную для нас особенность планировки: у супругов не было общей спальни. Каждый обитал в своем личном пространстве, обустроенном по собственному вкусу.

Title

Прощаясь с этой удивительной квартирой, я заглянула в окошко, которое выходит прямо на общую лестницу доходного дома. Экскурсоводы говорят, что особенно это окошко любят дети. Сто лет спустя этот дом все еще продолжает радовать и удивлять своих гостей.

Title

Создайте в своем профиле на Квартблоге альбом с фото или рендерами проекта и отправьте нам ссылку на этот альбом, чтобы мы смогли рассказать о вашем проекте.


Способ №2: написать ведущей рубрики Маше.