Как сохранить осень

«Вот это лист из Греции, этот из Америки, а за этим мне пришлось лезть высоко на дерево», – рассказывает Ксения. Не слишком близко стоящий наблюдатель решил бы, что мы разглядываем настоящий гербарий. И то сказать: осень, самое время восторгаться яркими красками и стараться законсервировать их, чтобы было чем разбавить зимний монохром. Но Ксения Митрохина – по специальности вообще-то переводчик-итальянист – придумала куда более изысканный и надежный способ хранения: она делает керамические слепки настоящих листьев. Каждый живой листок и так единственный в своем роде, с уникальным цветом, размером и контуром, а Ксения еще и отбирала максимально непохожие друг на друга образцы. Получилась очень пестрая коллекция… тарелочек? подставок? пепельниц? Керамические листики хороши где угодно; некоторые даже можно подвешивать на стенку за приделанные с тыльной стороны крючки.

оригинальная тарелка

оригинальная керамика

Пока я перебираю яркие керамические пластинки, чуть позвякивающие у меня в руках, из другой комнаты слышатся испанско-русские диалоги: «Красивые столы?» – «Mesas bonitas».  «Интересные девочки?» – «Chicas interesantes». Камилла, дочь Ксении, тоже ловко сочетает филологические занятия с творчеством: она и испанист, и музыкант, а еще немножко танцор и фотограф-любитель.

интересные тарелочки

Испанский я и сама знаю, а вот такие листики делать не умею, поэтому они привлекают меня куда сильнее. Я вожу пальцем по этим тонким четким прожилкам и прикидываю, получится ли у меня пирог-листик, если впечатать такое блюдо в тесто перед выпечкой.

осенние листья

оригинальная ваза

красивые тарелки

Еще один проект студии XeniaMi Ceramics – серия колокольчиков «Почтенная публика». Кошечки выглядят так чинно, потому что направляются в театр (вверх они смотрят, видимо, потому, что разглядывают афишу). 

Лапки кошечек служат язычком колокольчика. 

оригинальная керамика

А есть еще и колокольчики-овечки, которые почему-то сразу вызывают ассоциации с Рождеством.

керамика овечки

Оказавшись в гостиной, я начинаю шуровать в буфете, скрывающем целую гору керамической посуды. В одном из самых дальних и темных углов я обнаруживаю очень странную, ни на что не похожую вазочку. Что это за полоски, похожие на трещинки? Как Ксении удалось нанести такой узор? Трудно было поверить в его рукотворность, вазочка скорее напоминала какой-то объект из мира природы, получивший свою форму и рисунок под воздействием природных стихий (как потом выяснилось, я была недалека от истины). Поверхность у нее очень гладкая и в то же время едва-едва шершавая – очевидно, что это только глина, без краски и глазури. 

naked raku

«Это японская техника «голое раку», – объясняет Ксения. – Хлопотная, но зато всегда с интересным результатом». Дело происходит так. Сначала мастер лепит форму и делает предварительный, «утильный» обжиг. Потом изделие сушат, покрывают любой глазурью, отправляют в печь и нагревают ее до 900 градусов. Эта температура – критическая для глины: при 899 градусах она еще жесткая, а при 901 – уже начинает плавиться. Поэтому, когда температура достигает нужной отметки, происходит самое интересное: вещь извлекают из раскаленной печи, ухватив ее длинными-предлинными щипцами, и кидают в ведро с опилками, где она должна пролежать около десяти минут. Что же происходит в эти десять минут? Термошок. Верхний слой резко охлаждается и сжимается; а внутри глина остается горячей, и поэтому давит на внешний слой, который начинает трескаться. В образовавшиеся трещины проникает пепел от горящих опилок, который глина впитывает, как бумага чернила. А потом наступает время для второго термошока: покалеченную вазочку или чашечку достают из ведра с опилками и бросают в ведро с водой. После таких издевательств необожженная глина отваливается, а отпечатки трещин остаются.

Я восхищаюсь изобретательностью японских мастеров, но Камилла быстро спускает меня с небес на землю: «Мы все ненавидим, когда мама этим занимается. Дым от опилок стелется по всей квартире».

«Да, с голым раку сложно работать, – соглашается Ксения, – но всегда очень интересно. Поскольку узоры делает природа, всегда получается красиво. Это не то что придумывать, как нашить стразы на черное синтетическое платье. И ее все очень любят, потому что в работе участвуют все стихии – и земля-глина, и огонь, и воздух, и вода, да еще и древесина. И здесь можно играть с выдержкой в опилках; например, эти колокольчики и вазочку я держала разное время».     

naked raku

naked raku

Я спрашиваю, не проводит ли Ксения мастер-классы по голому раку, но меня поднимают на смех: в московской квартире ей удается сделать не больше одной «потрескавшейся» вещи в неделю. «Мы и так не выносим этот дым!» – напоминает Камилла. 

На улице начинает темнеть, а я все прошу Ксению показать еще какие-нибудь работы. В сумерках хозяйка вынесла серию подсвечников в виде готических соборов и фахверковых домов. 

сувенир собор

оригинальный сувенир

А у Камиллы, кстати, как раз закончился урок, и она пришла зажигать вместе с нами в соборах свечи. 

Оригинальный подсвечник

сувенир подсвечник

интересные подсвечники

Посмотрела я и на мастерскую – пока что как наблюдатель, но со временем, надеюсь, мне удастся попасть и на мастер-класс (пусть не по раку, а по листикам).

домашняя мастерская

керамика дома

работа керамиста

мастер керамист

В квартире Ксении и Камиллы керамические штуковины обступают со всех сторон. Как ни много желающих купить пиалочки и листики, Ксения фантазирует и воплощает идеи быстрее. Кстати, и нам приходится прервать разговор, потому что к итальянисту-керамисту приходит покупательница – и так же, как я пару часов назад, начинает восторженно перебирать листики, вазочки и чашечки. 

много чашек

Купить изделия студии XeniaMi Ceramics можно через страничку на Ярмарке мастеров, Вконтакте или Facebook.

Фотографии: Валентина Люсина и Камилла Линдер

Создайте в своем профиле на Квартблоге альбом с фотографиями своего дома или квартиры и отправьте нам ссылку на этот альбом, чтобы мы смогли по достоинству оценить результат ваших усилий.


Способ №2: написать ведущей рубрики Елене.