Img 0963

Усадьба А.П. Чехова в Мелихово. Часть 2

Сегодня мы продолжаем бродить по усадьбе Антона Павловича Чехова в Мелихово. На очереди – главный дом. Заходим!

В коридоре обратим внимание на резной дубовый буфет, сделанный по заказу Чеховых местным мастером. Уезжая в Ялту, писатель оставил буфет сельскому старосте, после чего начались буфетческие скитания, окончившиеся в 1980-х возвращением в родные пенаты. 

Переходим в комнату, с названием которой долго не могли определиться: это и малая гостиная, и диванная, и газетная, и проходная, и итальянская…А вот когда друг семьи подарил сестре Чехова литографическую копию портрета Пушкина, проблема решилась, комнату стали величать Пушкинской. Первое, что бросается здесь в глаза, конечно же, потрясающие венецианские окна!

Когда знакомая писателя впервые приехала в Мелихово, Чехов устроил ей экскурсию по дому и предложил сосчитать, сколько здесь комнат. При этом он несколько раз проводил ее через Пушкинскую, каждый раз называя комнату по-разному, а потом спросил: - Ну, Танечка, сколько комнат вы насчитали? - Восемнадцать. - Ну, что Вы, Танечка, только восемь!

С переездом в усадьбу своя комната появилась у отца писателя – Павла Егоровича. Он был очень религиозным человеком, обладал множеством талантов: пел в церковном хоре, рисовал, занимался медициной (в том числе помогал сыну собирать травы). Также он вел мелиховскую летопись, где писал обо всех, даже самых незначительных событиях (например, о том, что распустились пионы).

 

Сестра Чехова, Мария Павловна, преподавала географию и историю, а в мелиховские годы серьезно занималась живописью, ее работы хвалили Левитан и Серов. В комнате сохранились ее этюды, рисунки, гипсы и фотографии. Приятные розовые тона в обшивке стен и чехлах мебели сразу выдают девичью спальню.

В спальне Антона Павловича не обошлось без письменного стола, заменившего привычный прикроватный. Когда писателя спросили, отчего так, он неохотно признался: иногда пишет по ночам. Громоздкий чемодан был куплен специально для поездки на Сахалин, правда, оказался совсем неудобным, так что в путешествии ему было отказано. Зато потом его унаследовала актриса О.Л. Книппер-Чехова, ей чемодан сослужил прекрасную службу, вмещая все ее наряды.

 

Центральное место в столовой, естественно, занимает стол. А вот и тот самый дрезденский сервиз из фаянса на 48 персон, о котором я упоминала в первом посте (сейчас сервиз разделен на несколько частей и представлен в разных музеях, в том числе в Ялте). На чайном столике – чашка Чехова, сахарница и щипцы для сахара принадлежали его матери. А вот на другом столике – «умный» кофейник со спиртовкой. Чехову он не очень нравился, и, как только брат уезжал по делам, он предпочитал варить кофе в обычном кофейнике.

Самая большая и светлая комната дома – кабинет писателя. Обстановка очень простая, только все самое необходимое. В первую очередь хочется, конечно, рассмотреть стол: здесь пенсне Антона Павловича, чернильница, несколько марок, визитная карточка, пресс-папье-метр (им Чехов, кстати, пользовался как рулеткой при посадке деревьев в саду),  все вещи подлинные.

 

В гостиной, стеклянные двери которой вели в сад, играли в лото, пели модные тогда романсы, аккомпанируя на рояле. А вечерами хозяева и гости наверняка не отказывали себе в удовольствии выйти на веранду, посидеть за чаем и разговорами, любуясь закатом, озером и вдыхая ароматы цветов.

 

Мы покидаем дом писателя и отправляемся взглянуть на амбулаторию. Экспозиция – обобщенный образ сельской амбулатории того времени, а вот лекарственный огород под окнами вполне себе действующий. Переезжая в Мелихово, Чехов собирался основательно заняться медициной, он совершенно безвозмездно лечил крестьян, выдавал им лекарства. Во время эпидемии холеры к нему обратились с просьбой взять на себя обязанности санитарного холерного врача. В одной из арендованной земством изб был устроен временный медпункт, экспозиция которого здесь и воссоздана.

 

Осмотрев все помещения, посетив музей, погуляйте еще немного по аллеям. Только подумайте: многие деревья здесь помнят шумные приезды гостей, звон колокола, созывающий к столу, лай собак, цокот копыт, смех и пение по вечерам. И также, наверное, опадали листья в один из осенних дней лет 120 назад…

Фотографии Екатерины Алексеевой и с официального сайта музея chekhovmuseum.com 

Создайте в своем профиле на Квартблоге альбом с фото или рендерами проекта и отправьте нам ссылку на этот альбом, чтобы мы смогли рассказать о вашем проекте.